С уважением, Бог. Сюжетная арка 3. Глава 5. Часть 1 «Обучение полетам»
  • Ellarion Stark

С уважением, Бог. Сюжетная арка 3. Глава 5. Часть 1 «Обучение полетам»

Пост обновлен 5 окт. 2019 г.

— Конечно, конечно, Юни, уступаю его тебе, — ухмыльнулась крылатая и выжидающе посмотрела на девочку, а потом и на мою ничего не понимающую физиономию.

«Ну-ка, полеты, говорите? Неужели это и вправду мне нужно? — задумался я. — Им-то это просто, похоже. У одной вон какие крылья, а вторая, как я всё больше убеждаюсь, вообще девочка-энергия, — я попытался представить свои шансы и сник окончательно. 

А Юни благодарно улыбнулась крылатой, радостно подошла ко мне поближе и пристально глядя в глаза произнесла:

— Версум, просто захотите! Просто подумайте о том, чтобы оторваться от пола и взлететь вместе со мной!

М-да, она и на самом деле надеется, что я вот так сразу возьму и, как выразилась Суви, словно птица, воспарю.

— Эм-м-м… Х-хорошо… Попробую, — неуверенно протянул я, стараясь не показывать, что слабо верю в свой лёгкий первый раз.

Крылатая же застыла, не сводя с меня своих насмешливых глаз, но ничего не добавила, видимо, тоже гадая, смогу ли я сам. А может, просто держала обещание не вмешиваться в моё обучение. Хотя Суви и обещания? В это мне отчего-то верилось ещё меньше, чем в собственные успехи на воздушном поприще.

— Так. Всего-то захотеть… всего-то просто хотеть взлететь… — бубнил я себе под нос. — О`кей, попробуем… Итак, хочу-у-у-у-у… — я аж весь напрягся, так сильно пытался выдавить из себя хотение оторваться от пола. Настолько, что почувствовал, что скоро заработаю мигрень. И вот так простоял я с минуту или больше. И… ничего не случилось. Только пошатнулась и без того не такая сильная вера в полёты.

«Может, надо ещё сильнее хотеть? — пронеслась хмурая мысль. — Или, как говорится, рождённому ползать…»

— Версум, не расстраивайтесь! — решила подбодрить меня Юни. — Пробуйте снова и снова! У вас точно должно получиться!

И вот я снова и снова стал пробовать. Прошло минут пять. Понял только, что выражение «пот градом» не преувеличение.

Чёрт! Даже простейший навык полёта освоить не могу! Хорошо, хоть телепатия есть в копилочке, хотя и там практического опыта почти ноль.

Честно говоря, после череды неудачных хотелок на поддержание оптимистического вида не осталось сил. И теперь я стоял с таким кислым выражением на лице, как будто только что съел килограмм лимонов.

Юни как будто не замечала этого. Видимо, её вера настолько сильна, что «лимонным» видом такую не сбить. Она так же по-доброму и настойчиво поддерживала меня. От чего, кстати, и тепло, и страшно одновременно.

Зато не удержалась крылатая:

— Юни! У меня есть отличная мысль!

Она подлетела к девочке и что-то тихонько прошептала ей на ушко, чтобы я не слышал.

— Эй, что это там у вас за секретики? — тут уже не выдержал я, видя, с какой хитрецой на лице говорила эта бестия. От такого поворота событий ничего хорошего не жди!

— Ой, нет, Суви, Версум точно не согласится! — встревоженно ответила заговорщице девочка.

— Не соглашусь на что?! — запаниковал я.

— Да так, — пожала плечами Суви, — ничего особенного. Я предложила Юни самый быстрый и эффективный способ обучения полётам, — нехорошо хихикнула она. — Один небольшой прыжок… Например, со скалы… И вы то-о-очно полетите, — и улыбнулась широко-широко.

Меня передёрнуло.

— Ага, — выдавил я. — Или на бочку с порохом посадить. «Пущай полетает!» — да, Суви? — подозрительно впился в неё взглядом и приторным голоском спросил: — Дорогая, ты смерти моей хочешь? 

— Я? Э-э-э… Бочка? Порох? Смерти? — оторопела она. — Нет, вы что! Я просто хочу помочь! Честно, дорогой, — последние слова крылатая, придя в себя, произнесла мне в тон.

— Да-да, конечно, «хочу помочь» и «честно», — передразнил её я. — Ты повторяешься!

Так, Юни! — с надеждой в голосе обратился я к девочке. — А ты что думаешь по поводу этого быстрого и эффективного предложения?

— Я считаю, — задумчиво ответила девочка, — что вы и так справитесь, Версум. Просто мы что-то упускаем...

— Думаю, ты права, Юни, — откликнулась Суви. — Для нас с тобой, — она кивнула девочке, — полёты — это уже само собой, как жить, без малейших усилий или сомнений. Потому нам и сложно объяснить, — и, снисходительно на меня посмотрев, договорила: — Но ничего страшного, я немножечко помогу.

Тут Суви сделала в воздухе пару стремительных красивых витков, распустив на мгновение свои крылья, которые тотчас начали искрить множеством маленьких молний и переливаться полупрозрачном фиолетовым светом.

«Красуется или издевается? — подумал я в эти секунды. — Но крылья, да, ничего такие…»

Затем — чего ни я, ни Юни не ожидали — за какую-то долю секунды крылатую окутало сильнейшее плотное свечение, и через столь же кратчайший миг она вместе с этим свечением просто испарилась!

Девочка уставилась на меня, а я на неё. В наших глазах читалось синхронное: «Что это сейчас было?!»

Но не успел я открыть рот, как в том же месте, где пару секунд назад висела Суви, опять полыхнуло — и крылатая как ни в чём не бывало ловко и быстро приземлилась.

— А вот и снова я, — довольно ухмыльнулась она, — решила воспользоваться своими силами и посмотреть, как наш маленький вопросик можно было бы решить другими путями. И вариантов много перебирать не пришлось, буквально парочку.

Видя мой вопросительный взгляд, решила всё же пояснить.

— Ну, вы же зна-а-аете, Ве-ерсум, — лениво протянула она, — я могу одним глазком подглядывать в другие возможные варианты событий. И вот решила подсмотреть, как нашу задачу мы бы решили в одной из вероятностных реальностей, — и, храня интригу, хитро замолчала.

«Ну да, ну да, было что-то такое… — начал припоминать я. — Этакая её суперспособность».

А вслух скептически спросил, приподняв бровь:

— И что увидела?

Впрочем, тут же меня озарило, и я возмущённо вскричал:

— Только не говори, что я где-то согласился с обрыва сигануть! В жизни не поверю!

— Точно никак? — ехидненько уточнила крылатая.

— Точно, — отрезал я.

— Эх, а я вот только что хотела про этот вариант рассказать. Он один из лучших в моей коллекции, — с наигранной печалью посетовала Суви.

Затем вздохнула и обратилась к девочке:

— Юни?

— Да, — с готовностью откликнулась та.

— У меня к тебе пара вопросиков, — ласково сказала крылатая. — Расскажи-ка нам с Версумом, дорогая, как ты научилась принимать этот очаровательный материальный облик?.. — тут она замялась, что-то про себя решая, и договорила: — А также как у тебя получалось двигать кресло Версума, не прикасаясь к нему руками? — и подмигнула девочке, показывая, что всё-таки заметила тот её безмолвный трюк с креслом.

Юни застыла — то ли вспоминая, то ли собираясь с мыслями, так как, похоже, не ожидала таких вопросов. Но вскоре неуверенно ответила:

— Я не сама училась, — она вздохнула. — Меня дядя Эл учил.

— Кто? — пришёл мой черёд удивляться. — Эл?!

— Да, когда я проснулась, ничего не знала и особо ничего не умела, — печально поделилась Юни. — Я не понимала, где оказалась. Даже не умела говорить, как сейчас, а только направлять и внимать мыслеобразам, — она почему-то виновато пожала плечами. — Единственное, что я знала о себе, так это как меня зовут — и всё…

Девочка ненадолго задумалась, видимо, вспоминая что-то. Я её не торопил, хотя продолжение узнать хотелось сильно. Эл учил Юни? Да это, так сказать, новость дня!

— И тогда дядя Эл научил меня, показал очень многое, что я знаю и умею сейчас, — продолжила наконец девочка. — В том числе он научил меня, как принимать материальную форму. И как создавать и влиять на материальные предметы. Я так благодарна ему!

И лицо её озарилось счастливой улыбкой, которая, кстати, очень ей шла.

А я хмуро подумал, что замечал уже, как девочка без малейшего стеснения ведёт себя с Элом. Однако мне так и не было сказано, что они уже были хорошо знакомы. Мог бы и сам сложить один плюс один, конечно. Но вот почему-то мне в голову не приходило, что Эл был учителем Юни! Что ж, ещё один пунктик для допроса с пристрастием этих двоих. Вот же шпионы… И никто так сразу и не признался!

«Будь внимательней, Версум, — назидательно сказал я сам себе. — Ух, сколько всего ты упускаешь постоянно!»

Юни тем временем сообщила:

— О том, как я впервые смогла воплотиться и стать такой, — девочка от избытка чувств даже покружилась на месте, — помню, как сейчас!

И выдержав небольшую паузу продолжила рассказ:

— Дядя Эл впервые забрал меня из моего пространства и показал то, что вы уже знаете, Версум. Тот мир Арканума, где находится ваш красивейший дворец, — уточнила Юни. — Когда я прыгнула вслед за дядей Элом, по его метке, то оказалась именно там.

Я кивнул, давая понять, что в курсе о каком пространстве идет речь.

— Только мы были не у поверхности, а парили в воздухе над той зелёной долиной у входа. Я тогда могла только любоваться и не знала ещё, что такое пробежаться босиком по мягкой травке или почувствовать, как тёплый ветер щекочет лицо, — Юни даже зажмурилась от удовольствия, но тут же загрустила, вспомнив: — Сначала ничего не получалось. Дядя Эл тогда сказал… То есть тогда мы ещё не общались словами, только мысленно, — поправила она саму себя. — И он просто прислал мне мыслеформу, что если я хочу дотронуться, то мне надо научиться принимать материальный облик. А я, если честно, понятия не имела, что это такое и как его принимать! Но, спросив об этом, просто получила назад очень плотную мыслеформу. Потом такое мы называли уже Посылом, и он был о том, что такое материальный мир и какие возможности он мне подарит, если я смогу в нём воплотиться. И когда я его просмотрела, то, конечно, сразу захотела всё это попробовать! Было ну очень интересно! — снова засияла Юни.

А я слушал и не совсем понимал, как это всё связано с моими полётами, но меньше всего мне хотелось бы прервать девочку. Такие искренние эмоции дорогого стоят. И, по правде говоря, я ими наслаждался, на самом деле радуясь вместе с ней. Ну, а если ближе к реальности, то её рассказ ценен и потому, что это первые подробности о том, что тут, в Аркануме, происходило до моего прибытия.

— И как же ты научилась из энергии в материю переходить? — поинтересовался я, убедившись, что Юни закончила говорить.

Крылатая тоже сосредоточенно кивнула, показывая, что вся во внимании.

— Ну-у-у, — протянула Юни, — вначале я попыталась сама… — и вдруг резко замолчала, уставилась на Суви и выдохнула: — Ах вот про что ты!

— Рада помочь, Юни, — засмеялась довольная крылатая.

Я пару раз кашлянул, напоминая, кто тут главный и кто хочет всё знать.

Юни тут же переключилась с Суви на меня и сбивчиво принялась объяснять:

— Версум, кажется, я поняла, что мы упускаем. Дело в том, что, когда я сразу без помощи дяди Эла попробовала сама принять материальный облик, точнее я просто застыла над травой и всеми силами души желала её потрогать и погладить, у меня ничего не вышло.


А ведь я очень хотела побегать босиком по травке, но коснуться её в тот раз так и не смогла. И вот тогда он дал мне ещё один небольшой Посыл, где объяснял, почему только что у меня ничего не получилось. А дело было в том, что я использовала только своё желание, а надо было использовать и желание, и то, что в Посыле упоминалось как Намерение… — тут Юни наконец замолчала, чтобы перевести дух.

Я хотел дослушать рассказ, узнать, как она всё-таки траву-то потрогала, но Юни резко сменила тему, чего-то себе там придумав, и посоветовала:

— Версум, попробуйте не просто хотеть взлететь, а… — она запнулась, но договорила: — А вначале подпрыгните и в самом прыжке просто продолжайте лететь! И вот там и примените ваше желание. Уже в движении. Думаю, этого должно хватить, — и смущённо мне улыбнулась.

Я малость оторопел от такой странной просьбы.

— Просто подпрыгнуть? И всё?! — переспросил я, наконец.

— Да, — кивнула Юни. — Просто сделайте небольшой прыжок, но с намерением продолжить его в полёт, — и обескураживающе улыбнулась.

— И, Версум, чтобы ваше с Юни… хм… мероприятие по прыжкам, имело больший шанс на успех, хочу вам кое-что напомнить… — встряла в разговор доселе молча висевшая в воздухе крылатая.

— Суви, — перебил я её, — я в курсе, что мои старые привычки и стереотипы мешают мне сейчас. Я от них отказываюсь… постепенно. Так что можешь не напрягаться.

— Не угадали, — ухмыльнулась крылатая, — я просто хотела напомнить вам, что даже в той своей человеческой жизни вы чуть ли не каждую ночь во сне летали, — она посмотрела на меня торжествующе. — Так что на самом деле вы всё умеете.

«Не удержалась, да?» — вначале хмуро подумал я, а потом понял, что и в словах Суви есть смысл. Она права: смутно помню, но что-то такое было вроде. И там, чтобы летать, я что-то делал ещё, а не просто хотел... Та-а-ак… это мне кажется, или я кое-что начинаю понимать? Об этом, видимо, Юни сейчас и подумала после слов крылатой. На ум приходила только одна фраза. Если я все правильно понял, то что-то вроде того, что я слышал когда-то. Нужно Дать Желанию Действие! Или что-то в этом роде.

Ну что ж, «Поехали!», как говорил один «лётчик». Я даже махнул рукой — для аутентичности.

— И потому я сове…

Суви решила там что-то мне ещё посоветовать, но я её уже не слушал.

Просто расслабился, ну, насколько это было реально за секунду. Быстро присел на половину из возможного и оттуда сделал небольшой, но резкий прыжок, уставившись ровно на купол Наблюдательного Зала. Но в момент, когда почувствовал, как ноги оторвались от пола, сосредоточил все мысли на медленном — решил с быстрым пока не экспериментировать — движении вверх, на полёте в сторону купола. Представляя, как оттолкнулся и, будто в воде, поплыл. Как ныряльщик не спеша поднимается из глубины на поверхность океана. Вполне обычные человеческие ассоциации на движение вверх, будь этот зал заполнен водой.

И, признаюсь, какой-то частью души я ждал другого.

Но не свезло.

Бывает.

Не свезло для части, что подленько ждала возвратного касания к полу через миг нахождения в воздухе.

Да! Свершилось! Наконец-то я воспарил! Понял это почти сразу, как через миг продолжал не чувствовать тела. Точнее его обычный вес. Это возможно понять, только хоть раз узнав или свободное падение, или зависнув в воде, или в невесомости. Что я сейчас и получил. Медленный такой, еле-еле, но всё же это был настоящий полёт. Причём именно с такой скоростью, как я и планировал.

Однако я допустил одну ошибку, которая чуть не стоила мне потери концентрации и досадного приземления. Ошибка очень простая. Как только я понял, что касаться пола не собираюсь, я… обрадовался!

И вот этого в том виде, в каком вышло у меня, делать точно не следовало. Так как мысли типа «Ура, я лечу!» или «Ух, сейчас полетаем!» привели к тому, что я сразу же посмотрел вниз, себе под ноги, где увидел, что, да, вполне себе лечу или уже как минимум парю над полом. Но вот следующие мысли, что не были связаны, так сказать, с процессом полёта, оказались весьма не кстати. Радость привела к тому, что я начал терять равновесие.

Старая привычка землеходца всё-таки взяла своё. Я затряс руками, словно какой-то канатоходец, которого сейчас вот-вот ветром сдует. Но как-то смог быстро опомниться и потушить возникающую панику на тему: «Если сейчас не удержим какое-никакое равновесие, то обязательно позорно грохнемся прямо лбом о бренный пол».

Напомнил себе, кто я теперь и где нахожусь. Сомнения, конечно, просились назад, но с видом из Наблюдательного Зала на все эти галактики поспорить особо не могли.

Все мысленные войны продолжались буквально пару мгновений. А в реальности я перестал махать руками и перестал непредсказуемо планировать место для непредвиденного позорного приземления.

В общем, в какой-то миг достиг всё же точки равновесия и в полёте, и в голове. Руками, конечно, ещё неуверенно разводил в стороны, но уже хотя бы перестал ими нервно махать.

Завис. В прямом смысле — прямо в воздухе, и в переносном — старался ни о чём, кроме этого «завис», сейчас и не думать.

Видел краем глаза, что Юни и Суви взлетели рядом, но уже не вдумывался, кто где, кто справа, кто слева и как именно порхают. Мне нужна была полная концентрация.



Но внезапно девочка не выдержала и вскричала:

— Я же говорила!!! Милый Версум! Вы смогли! — и, довольно сияя, захлопала в ладоши.

— Мы другого и от вас и не ожидали, Версум, — нараспев сказала спустившаяся на пол Суви и лукаво улыбнулась.

«Милый Версум» в моём лице (чего скрывать, мне приятна та непосредственность, с которой обратилась ко мне девочка) мягко опустился на ноги. Пару секунд постоял, собираясь с мыслями. Я старался как можно лучше запомнить, застолбить этот свой первый мини-полет в своём сознании, прокрутив все свои действия и их последствия, а также быстро сделав определённые выводы о том, почему эта попытка действительно сработала и что ей мешало до взлета и в самом процессе полета.

Затем повернулся к Суви. Сначала она, а потом к приятному.

— Насчёт веры Юни я не сомневаюсь, а вот твои ожидания в моём успехе точно ли были настолько чисты? — спросил я, глядя на крылатую с наигранным недоверием.

Та слегка опешила от такого выпада, но быстро вернула себе спокойный вид, очаровательно улыбнулась и ответила как ни в чём не бывало:

— Конечно, Версум! Как вы можете сомневаться в моей вере в вас. Ведь я же тут как раз затем, чтобы у вас всё получалось! — и невинно похлопала глазками.

«Опять вывернулась», — усмехнулся я про себя, но решил оставить её пока в покое: кто знает, может, правду говорит.

— Ладно, убедила, — смилостивился я, — спасибо тебе за советы и помощь, Суви. Они мне помогли.

Крылатая в ответ церемонно поклонилась.

Но я уже повернулся к девочке:

— Юни, а тебе спасибо за этот замечательный урок и моё новое умение, — я благодарно ей улыбнулся. — И, как всегда, за веру в меня.

Видно было, что Юни от моих слов готова была воспарить как минимум под потолок и сделать пару-тройку кульбитов с криком «Ура-а-а!». Но она лишь молитвенно сложила руки и дрогнувшим голосом ответила:

— Рада была помочь вам, Версум.

Я не стал дальше ждать и небольшим прыжком ушёл в новый полёт. Но в этот раз он дался мне как-то очень просто. Похоже, плотину сомневающегося в полётах разума всё-таки прорвало при первых взлёте и посадке. И теперь летать и контролировать свой полёт удавалось с каждой секундой всё лучше. Потому я быстро набрал высоту метров в десять или пятнадцать. Затем полетел влево, затем вправо, сделал пару кругов, резко вознёсся вверх и затормозил у самого купола Наблюдательного Зала, чуть не врезавшись в него на довольно приличной скорости — вот смеха-то было бы!

И там до меня дошло, что не чувствую ещё кое-чего привычного. А именно: инерцию. Совсем. Точнее, полёт полностью подчинялся моей воли. Когда я захотел иметь что-то вроде инерции при торможении, она появлялась. А вот когда просто было желание на скорости остановиться полностью и без малейших усилий, то это также выходило без каких-либо проблем. Законы известной мне физики тут, видимо, или почти не работали или были как-то сильно изменены под то, что я считал возможным, а что нет. Очень занятно. «Позже надо будет провести пару тройку экспериментов на эту тему», — решил я и, навернув ещё несколько кругов с дикими виражами, удовлетворил первое желание летать и вернулся к Юни и Суви.

Когда я второй раз взметнулся ввысь — а так оно со стороны и выглядело, — они проводили меня взглядами, но не стали вмешиваться или пытаться присоединиться. И это очень кстати, так как там мне нужно было это всё прочувствовать самому и крайне желательно без каких-либо отвлекающих факторов. Так что, когда я чуть ли не камнем упал с неба (немного перестарался со скоростью), Юни и Суви, которые всё это время, кажется, обсуждали между собой мои сумасшедшие виражи под куполом, лишь довольно заулыбались.

— Версум, а вы действительно быстро учитесь! Отличные повороты и ускорения вы там проделали, — похвалила меня Суви, но всё-таки не удержалась и поддела: — Для второго полёта, конечно.

Я собирался ей ответить или бросить вызов — такую силу, круто замешанную с адреналином (если он у меня тут вырабатывается, конечно), я сейчас чувствовал после этих совершенно сумасшедших для любого земного пилота воздушных маневров. Но меня опередила Юни:

— Для любого полёта, Версум. Для любого, — ещё раз настойчиво повторила она — то ли мне, то ли усмехающейся Суви.

Похоже, пока я там играл сам с собой в догонялки, девчонки тут ставки делали или о чём-то спорили. Непонятно, в общем. Но приятно, что, как всегда, Юни защищала меня. Хотя и Суви можно поверить, что я совершенно точно могу и не такое, как только что попробовал.

В любом случае стремительные полёты, резкие смены направления без инерции и такие же внезапные остановки очень впечатляют! Потренируюсь ещё. И, кстати, мысль про игру в догонялки заманчива. Надо будет посмотреть потом, кто кого.

Я усмехнулся, обвёл Юни и Суви взглядом и сообщил:

— Итак… Раз с полётами я разобрался, то перед отправлением по заданию Эла у нас есть ещё одно маленькое незаконченное дело… А точнее, один незавершённый рассказ.

Говорил я медленно, с паузами. И на лицах Юни и Суви успел отразиться весь спектр эмоций: от непонимания до воодушевления. А договорив, выжидающе посмотрел Юни в глаза.

— Ах да! — словно птичка, встрепенулась та. — Вы про мою историю обучения у дяди Эла?

Мне не терпелось дождаться рассказа. Есть одна небольшая, но крайне любопытная догадка о том, что именно Юни поведает и чем это может быть полезно мне, кроме полётов и виражей под куполом Наблюдательного Зала.

Но я лишь улыбнулся и согласно кивнул.


Читать следующую главу

Выйти в оглавление

© 2018 Онлайн-книга «С уважением, Бог». 

  • Онлайн-книга "С уважением, Бог"
  • Black Facebook Icon