С уважением, Бог. Сюжетная арка 3. Глава 4. Часть 1 «Макрокосмос Юниверсума»
  • Ellarion Stark

С уважением, Бог. Сюжетная арка 3. Глава 4. Часть 1 «Макрокосмос Юниверсума»

Пост обновлен 5 окт. 2019 г.

— Слушаюсь! — тут же отозвалась Суви и потупилась, притворяясь скромницей: — Версум, мне, чтобы подключиться к энергоинформационному полю Юниверсума, нужно получить от вас, — она бросила на меня лукавый взгляд, — допуск. Чтобы это сделать и обладать правами обращения к базе информации, могу я сесть к вам на коле…

«Э-э-э, стоп, что за „коле…“, никаких тебе „коле…“» — пронеслось у меня в голове.

Я не дал договорить крылатой обольстительнице и то ли себе, то ли ей сказал:

— Спокойно! — краем глаза заметив, кстати, как Юни непонимающе на меня смотрит. Надо бы предупредить Суви ещё раз десять (может, и больше, учитывая, как она меня «слушается»), чтобы при ребёнке не позволяла себе лишнего. Не хватало ещё, чтобы Юни начала брать с неё пример.

Я выдохнул и максимально спокойно продолжил:

— Я и так тебе открою доступ, без каких-либо телодвижений.

И автоматически произнёс слова своей команды Творца, действительно разрешая Суви обращаться к энергоинформационному полю Юниверсума. Для меня это лишь слова, я понятия не имел, что это за база такая, как к ней подключиться, как оттуда брать информацию. Но моя команда, похоже, сработала, так как уже через миг крылатую девушку окутало странное фиолетовое сияние, которое всё усиливалось. Глаза Суви при этом закрыла.

Я и Юни с любопытством наблюдали за происходящим, ничем не нарушая тишину. Вскоре Суви открыла глаза, но не шелохнулась. Я заметил, как её зрачки тоже засверкали фиолетовым — выглядело аномальненько, конечно. И вот она заговорила. Но словно бы не своим голосом, более всего смахивающим на металлический, без малейших эмоций голос машины или искусственного интеллекта без модуля эмоций:

— Запрашиваю разрешение на подключение к ЭИП.

Разрешение на соединение с ЭИП получено.

Устанавливаю соединение.

Соединение установлено.

Анализирую состояние ЭИП.

Анализирую уровни доступных энергокластеров информации.

Разрешён доступ к внешнему уровню энергокластеров.

Провожу соединение с внешним уровнем энергокластеров.

Соединение установлено.

Анализирую состояние внешнего уровня энергокластеров.

Анализирую структуру хранения информации внешнего уровня энергокластеров…

Провожу запрос на предоставление информации из внешнего уровня энергокластеров.

Собираю данные.

Данные собраны.

Договорив, Суви снова закрыла глаза, окружающий её фиолетовый ареол быстро померк. И не успел я подумать о том, что это было, как Суви вернулась в своё обычное (обычное ли?) живое состояние, весело прощебетав:

— Ну вот и всё, теперь я кое-что знаю про вашу Вселенную!

И раздражающе хихикнула.

Я слегка нахмурился и спросил подозрительно:

— Суви, а ты точно живая? А то пару секунд назад я очень в этом засомневался.

Но в намечающийся разговор влезла Юни, которая нетерпеливо и восторженно воскликнула:

— Ой, Суви! Как это было красиво! Тебя окружала такая необычная, такая изумительная энергия! Научи меня! Я тоже так хочу!

«Ну вот — мрачно подумал я, — что и требовалось доказать — Юни хочет брать пример с Суви. Не хватало ещё, чтобы и моя ангельская девочка начала говорить голосом компьютера».

— Юни, ты и так милашка, а светиться умеешь лучше меня, — крылатая послала девочке воздушный поцелуй, но тему развивать дальше не стала. И, неожиданно грустно улыбнувшись, тихо сказала мне: — Версум, надеюсь, что всё-таки живая… Ответ на этот вопрос знаете только вы.

— Я?! — шокировано переспросил я.

— Да. Ну, или тот вы, кому я обязана своим рождением, — подколола меня Суви. — А о том, что вы слышали… Я правда не знаю, зачем нужно было заставлять меня говорить о действиях в режиме активации моего второго сердца именно таким голосом, — и она пожала плечами, от чего её крылья слегка съёжились.

— У тебя два сердца? Это как? — мне показалось, что я ослышался.

— Одно, чтоб вас любить, второе, чтоб вам помогать, — ответила Суви с такой интонацией, что тут же напомнила мне волка из земной «Красной шапочки», сладострастно сообщающего своей жертве: «А это, чтоб скорее съесть тебя…»

В общем, понятно: одно сердце, чтоб доставать меня, а второе, чтоб говорить как компьютер. И объяснять, почему так, крылатая явно не хотела: это очень хорошо читалось на её лице. В голове у меня вертелись ещё вопросы, но не было смысла их задавать — только бы нарвался на новые шуточки.

Словно подтверждая мою догадку, Суви деловито перешла к делу, заявив:

— А теперь, как вы просили, я покажу вам Юниверсум!

И буквально через секунду с лёгким свечением прямо в воздухе недалеко от нас проявилась очень странная картина, точнее крайне необычная проекция очень странной картины, похожая на большую полупрозрачную голограмму.



Голограмма напомнила мне… мороженое. Знаете, бывает такое, сделанное конусом, с шапкой из орехов, шоколада и цветных блёсток сверху. Многое не помню из своей прошлой жизни, но его — хорошо.

В общем, голубой, приятного небесного оттенка, конус «мороженого» и сиреневая с золотом шапка вызвали во мне приятные ассоциации и настроили на благоприятный лад. Если Большой Взрыв похож на мороженку, с космосом всё в порядке.

— Как вы заказывали. Это проекция Вселенной Юниверсум, — произнесла Суви, с улыбкой наблюдавшая за мной. — А точнее, проекция её потенциального пространства в привычном вам, Творец, измерении.

Картинка с мороженым схлопнулась. Нет, проекция осталась — но описана она уже была сложными словами, не предвещавшими никакого лёгкого разговора. Я поморщился и спросил крылатую:

— Поясни. Что значит «проекция потенциального пространства»?

— Хм… Как бы так объясни-и-ить-то, что сама еле поняла?.. — задумчиво протянула Суви, помедлила пару мгновений и ответила: — Смотрите, Версум, эта проекция суперпозиции в четырёх измерениях довольно-таки плотного энергетического образования, где также присутствует и материя в том или ином виде, — она указала на висящую голограмму, — созданная в процессе инициированного вами Большого Взрыва в Изначальной Пустоте или Изначальном Хаосе, — я не знаю точно, что было до начала времён.

Она слегка виновато потупилась, видимо, загнав саму себя в какой-то невозможный смысловой тупик. А потом, по-кошачьи фыркнув, встрепенулась и заговорила снова:

— Или, проще говоря, это проекция потенциально реализуемой реальности Вселенной Юниверсума в четырёхмерном пространстве, если брать в расчёт время, как одну из мерностей. Хотя я бы время не считала, — тут Суви нахмурилась.

Я скорчил кислую мину и взмолился:

— Суви! Ещё проще можно? Я понимаю тебя через слово! — и даже театрально схватился за голову.

— Ах! — крылатая закатила глаза, наигранно глубоко выдохнула, подражая мне, и на самом деле попыталась упростить свой рассказ: — Короче… Эта энергоклякса, — она хихикнула, тыкая пальцем на голограмму, — проекция того, как выглядит ваш любимый Юниверсум в этой, — она слегка развела руками в стороны, будто указывая сразу во все стороны, — мерности при условии его единовременной и полной реализации со всей энергией и материей.

— Так лучше, спасибочки, — усмехнулся я. — А что значит «потенциально реализуемой реальности»?

— Так всё-таки вас интересуют детали? — поддела меня довольная Суви и, не дождавшись ответа, объяснила: — По одному из главных законов Вселенной Юниверсум, реальность переходит из энергии в материю, формируется из бесконечного количества вариантов, сходясь в один, — тут она развела руки и быстро хлопнула в ладоши, стараясь что-то показать наглядно, — только в результате внимания её живыми существами, живыми душами, кто в данный момент находятся внутри Вселенной. То есть материя в Юниверсуме существует только там, где воплотились души тех, кто пришли в Юниверсум. А та часть, пространства, где ещё никого нет и никогда не было, существует лишь как энергия вероятности… — Суви замолчала и уточнила: — Вам всё понятно?

Так как выражение лица у меня было максимально хмурым, крылатая поспешила добавить:

— Проще говоря, материя в Юниверсуме лишь там, где воплотились, как вы их назвали, ваши гости. А всё, что за этой границей, — лишь картинка, декорации, фоновое изображение, так сказать. Но при движении этих воплощённых в ту сторону, где никто из них ещё не был, происходит сотворение материи. И им кажется, что Вселенная наполнена ею, но это не совсем так. Энергия и варианты материальной реализации сходятся из множества в один — и рождается материальная действительность, причём только в том месте, что внимает наблюдающая душа…

Суви опять помолчала, а потом пробубнила себе под нос:

— Материя… какое же это заблуждение…

— Ты пытаешься сказать, что материальный мир Юниверсума создаётся прямо перед глазами живых существ? — я вроде как что-то понял из её мутноватых объяснений, но решил уточнить.

— Ну, в каком-то смысле да, Версум, — подтвердила Суви. — А эта проекция показывает… эм… как бы выглядел Юниверсум, если бы его сейчас сразу перевести из практически полной вероятностной формы пространства-времени в более или менее реализованную. Если свести большую часть вероятностей к одной. Но… — она вздохнула, — всё равно есть шанс отличия симуляции и реализации, хотя должно получиться близко к этому, — и кивнула в сторону голограммы.

— О`кей, а что в данный момент находится не в эфемерном виде? Если, как ты говоришь, почти весь Юниверсум сейчас в вероятностной форме (что, по-моему, равносильно воздуху или вакууму), то что в материальном? То есть в том виде, что можно потрогать? Да и почему Юниверсум в таком странном состоянии? — я повернул голову и почти сердито уставился на крылатую.

Суви хитро блеснула глазами и, усмехаясь, заявила:

— Вот у кого спрашивать о Реальности, так это уж точно не у меня. А то моё мнение может вам и не понравиться, — говоря это, она перешла на заговорщический шёпот.

Голова моя уже кипела. А Суви как ни в чём не бывало развернулась в сторону проекции, задумчиво насупила губки, видимо, собираясь с мыслями, и принялась объяснять за-ново:

— Итак, эта энергоклякса — это последствие вашего Большого Взрыва. И это всё, что входит в Юниверсум. Все скопления скоплений скоплений — и так много раз можно подставить слово «скоплений», — она хихикнула, — это очень большой масштаб проекции пространства-времени вашей Вселенной. И чем глубже внутрь этой проекции, внутрь самого Юниверсума, тем выше плотность энергии, материи, времени и остального, что она собой представляет…

— Да, эта голограмма похожа на хороший такой взрыв в очень замедленном времени или вообще его фотокадр, — согласился я с крылатой, перебив её, устыдился и кивнул: — Продолжай, Суви.

— Спасибо, — крылатая присела в игривом реверансе, — продолжаю. Вы спросили, что можно потрогать, — она бросила на меня лукавый взгляд, — и пожмякать.

— Только потрогать, — поспешно возразил я, желая сразу осадить её. — В Юниверсуме.

— Можно и только потрогать, и можно в Юниверсуме. Я ж не против! — захихикала Суви себе под нос.

Я сердито насупился. Всё продолжает ввинчивать свои шуточки! И при Юни! Нет, ну точно доиграется…

Но, не получив от меня дальнейшей реакции, крылатая успокоилась и вернулась к своему повествованию:

— Чтобы показать вам пространство, реализованное в материи, нужно погрузиться очень глубоко внутрь Юниверсума. Но чтобы вы смогли увидеть весь масштаб, я выведу информацию в отдельных проекциях. Пойдёмте вглубь!

С этими словами Суви подняла правую руку и тыкнула пальцем в воздух. И в этот миг из крошечной точки проекции всего Юниверсума вышла светлая полупрозрачная линия, которая, изящно повернувшись, закрепилась в ещё одной точке и ушла второй линией вправо, образовав там прямоугольник.



Сложно было понять, двумерный или трехмерный этот прямоугольник. Вроде бы он на самом деле находился внутри той точки из главной проекции Вселенной, откуда выходила линия, стремящаяся к прямоугольнику.

Пространство его было заполнено очень странной неровной звездной сетью на темновато-алом неоднородном фоне. С одной стороны, она напоминала звездную паутину. С другой, картинку нейронной сети, что я когда-то видел в своей прошлой жизни. Где-то плетения сети сходились больше, где-то меньше, образовывая в месте своего соединения большие и маленькие узлы — внушительные светящиеся точки или даже целые светящиеся области пространства.

Сама же паутина показалась мне звёздной, так как с виду состояла из точек или маленьких пятен, разных по размеру и силе свечения. И каждый шаг паутины был скоплением этих небольших светящихся звёзд, связанных между собой ещё более миниатюрной сетью с ещё более микроскопическими, еле видимыми звёздочками-точками.

— Представляю вам Вселенскую Сеть! — гордо продекларировала Суви.

— Ой, как красиво-то! — вырвалось у Юни, которая всё это время молчала, слушая нас с Суви.

Я улыбнулся, видя, как девочка жадно всматривалась в застывшее изображение Вселенской Сети Юниверсума.

— М-да, — наконец сказал я, — это же какой здоровенный паук должен был быть?

— Да вроде не очень большой, — хихикнула Суви, оценив шутку.

Она хотела что-то добавить, но её опередила Юни.

— Суви, а каждая точка там отдельная звёздочка, верно? — девочка опустилась на ноги, шустро подбежала к проекции Вселенской Сети и осторожно коснулась её, при этом её ладошка конечно же прошла сквозь проекцию Сети. Она еще пару секунд там постояла, пытаясь потрогать голограмму, что у неё не вышло, а затем как ни в чем не бывало вернулась на свое место ранее и также уселась там в воздухе.

Точно! Совсем забыл, как Юни любит звёзды.

— Не угадала, — улыбнулась ей крылатая. — Каждая точка во Вселенской Сети, частица Вселенской Нити — это не просто отдельная звезда или их скопление, это даже не галактика! И даже не тысяча галактик! Вселенскую Сеть образует Вселенская Нить, проходящая через Великую Пустоту. Хотя Пустота таковой не является, это лишь название из мира Версума. Так вот, каждая видимая нам точка на рисунке Вселенской Нити — это обычно громадные Сверхскопления галактик, насчитывающие многие сотни тысяч или в отдельных случаях миллионы галактик.

Я поразился, до чего ж огроменную Вселенную сотворил. Или, чего уж таить, скопировал с некоторыми своими параметрами… Я и представить не мог, что породил такого исполина… Нет, даже нет слов, чтобы как-то охарактеризовать эти размеры. Вот уж, действительно, впечатляет!

— Та-а-ак, — тем временем протянула Суви, — идём дальше, — она повела правой рукой и вывела ещё одну проекцию, в этот раз сопроводив её линией из одной-единственной точки в изображении Вселенской Сети.

Теперь проекция показывала также и странного рода сеть или паутинку, но немного другого вида, с более плотной нитью. Суви легонько тыкнула пальцем — и большая часть изображения ярко засветилась.



— А теперь! Я представляю вам! Ланиакею! Сверхскопление галактик и по совместительству родное Сверхскопление нашего любимого Версума в его родной реальности, — торжественно возвестила Суви.

«Что?! Как ты его называла? Суви! Откуда информация? Кто разрешал?!» — вскричал я, словно старый параноик, правда, всего лишь про себя.

— Ой, Версум, — оживилась Юни, — вы правда оттуда?

— Возможно… мм… в некотором смысле… — уклончиво ответил я девочке не вовремя севшим голосом.

И недовольно посмотрел на Суви, которая ответила мне ничего не понимающим взглядом (мол, а что такого-то?).

Моё родное Сверхскопление из прошлой жизни крылатая назвала безошибочно, что и вогнало меня поначалу в шок, а потом и в родную паранойю. Юниверсум — это, по сути, копия моей прошлой Вселенной, где я прожил свою жизнь (хотя половину жизни и не помню), но при его творении я добавил пару-тройку важных глобальных дополнений от себя любимого, чтобы перемешать карты.

И, по идее, эти дополнения должны были сильно изменить всё устройство будущей Вселенной. Во всяком случае, задумка у меня была такая. И тут вдруг Суви называет Сверхскопление названием из моей прошлой жизни! Этого я, разумеется, не ожидал. Что-то, видимо, пошло в моём плане не так. Или пошло по плану, но не моему. От таких мыслей я скривился.

А вот если эта информация, это название, взято Суви из какой другой реальности реальностей (Творец Творцов только ведает, куда успела занести ее жизнь до встречи со мной!), то это ещё не значит, что у меня тут всё будет так же, как где-то.

Решив понадеяться, что совпадения на этом закончатся, и не подавать виду, что эта новость меня сильно волнует, я снова вслушался в разговор.

— Да точно! — тем временем повторяла Суви. — Я не могла ошибиться! Это именно Ланиакея. Или по-другому — Необъятные Небеса. Как переводится название "Ланиакея" с одного из языков вашей, Версум, родины. Точно она! — она то ли защищала свою правоту, то ли хотела ткнуть меня носом в моё же неведение.

— Это мы ещё проверим, — сухо сказал я и, прищурившись, спросил сахарным голоском: — Суви, дорогая, а ты случайно не знаешь, что у меня на родине делали с людьми, которые слишком много знали?

— Э… нет… А что? Мне ж по должности положено, как вы когда-то говорили, много знать и уметь, чтобы вам помогать, — парировала девушка.

— Да, Суви умная. Столько всего знает, — добродушно поддержала её Юни.

Это что только что было? Женская солидарность? Быстро же Юни меня продала. Или она на самом деле не заметила моего сарказма?

— Ла-а-адно… — протянул я и пошёл на попятную. — По должности, возможно. Думаю, я мог это рассказать при определённых обстоятельствах.

Помолчал и наконец решился:

— Вот что, Суви, послушай. Перед Юни мне скрывать нечего, но впредь перед кем-либо другим попрошу тебя держать язык за зубами о любой информации, касающейся моей личности. Договорились?

— Можете на меня положиться! — чуть ли не отрапортовала крылатая.

Хм. Вот уж не знаю, насколько на неё можно положиться, но проверим, проверим…

Пока же я принял её обещание, коротко бросив:

— О`кей, — и подтолкнул её к дальнейшему рассказу, сказав: — Продолжай, Суви. Что у нас там дальше по Юниверсуму?

— Эм… Да, на чём это я остановилась? — задумалась крылатая. — А, точно! Ланиакея — Сверхскопление галактик. И вот именно здесь и начинается то, о чём вы Версум меня спрашивали.

Она взмахнула правой рукой — и слева от проекции Ланиакеи возникла новая. На ней красовались уже знакомые мне космические образования: галактики разных форм и размеров.



— А вот это, — Суви указала всё той же рукой на новую проекцию, — та область Юниверсума, что уже была реализована в материи. Итак, это то пространство Вселенной, что ваши гости могут уже потрогать или, хи-хи, пожмякать, — радостно выпалила крылатая полюбившееся ей слово. — Кстати, из Наблюдательного Зала Арканума как раз и видна небольшая часть этого пространства реализованного космоса, — и она демонстративно развела руки в стороны, будто напоминая нам о космическом пейзаже за стенами.

Откровенно говоря, от количества ярких движущихся проекций у меня начинало рябить в глазах. В принципе, теперь стало понятнее, что представляет собой Юниверсум. Информацию мне подали схематичную, но именно так я и люблю её потреблять. Похоже, крылатая и об этом в курсе. Даже приятно. Всё-таки есть от неё польза.

— Суви, — мне стало любопытно, — раз ты много знаешь, скажи, а моя галактика, точнее ее аналог в моей Вселенной, уже находится в списке реализованных в материи?

— Сейчас посмотрю-ю… — задумчиво протянула Суви.

Проекция с галактиками резко исчезла. А на проекции Ланиакеи точка, из которой выходила прошлая картинка, чуть-чуть переместилась вниз и вправо, на какие-то миллиметры, и из неё также выплыла новая проекция. На этот раз на ней были всего три галактики и немного маленьких, в основном шарообразных, рядом. Однако было одно явное отличие: они плохо подсвечивались и казались чуть ли не прозрачными.

Мне на мгновение показалось, что я узнаю в этой картинке родную галактику, Млечный Путь, Андромеду и галактику Треугольника. Но я не астроном, поэтому, думаю, всё-таки почудилось.

— Э-мм… — между тем неуверенно протянула Суви. — Мне очень жаль, Версум, но пока ваша родная галактика или, как вы сказали, её аналог, находятся в пространственно нереализованном состоянии… — она чуть помялась и пояснила: — Этот мой, точнее ваш, интерфейс показывает нереализованные сектора пространства Вселенной в таком вот полупрозрачном виде. Можно сделать, конечно, чтобы всё было четко и красиво, но до реализации в материи это будет всего лишь вероятность, потенциал реализации или своеобразная декорация для тех, кто смотрит в ту сторону даже из реализованного космоса, но сам там никогда не был, воплотившись в Юниверсуме по его законам. До этого момента то пространство будет оставаться в нереализованном состоянии. Увы, но это пока всё, что я могу сказать по данному вопросу.

Понятно. Значит, моего «дома» пока просто нет. Если его «декорацию» принимать как «нет». Ну, не скажу, что сильно расстроен, но что-то как-то всё равно печально. Что-то, как увидел Ланиакею, сразу захотелось посмотреть поближе на знакомые края. Если, конечно, сотня тысяч световых лет галактики можно назвать родными краями. Эх! А тут оказалось, что от дома пока одна картинка. Не свезло так не свезло. Но надо будет заглянуть туда попозже: вдруг дом построят скоро?

В голове мельтешили разные мысли, множество вопросов готовы были сорваться с языка. Только вот с очередностью определиться было трудно. Что ж, спокойно. Будем действовать по порядку, старым добрым способом. Несмотря на то, что хочется вывалить всё и сразу.

Я собрался с мыслями и обратился к Суви:

— Спасибо за эту интерактивную экскурсию в Юниверсум. В целом я понял, что он собой представляет. Можешь закрыть все проекции, кроме первой.

— Слушаюсь, — отозвалась Суви и, легонько махнув рукой, заставила все проекции, кроме первой, общей картины Юниверсума, тотчас же исчезнуть.

В Наблюдательном Зале потемнело.

Меня одолело любопытство. Захотелось посмотреть на проекцию своей Вселенной вблизи, увидеть все нюансы, а возможно и недоработки. Разобрать её, так сказать, на пиксели. Но как ни вглядывался я в неё, подойдя вплотную, не нашёл никаких доказательств несостоятельности картинки.

В общем, увиденное мне понравилось. Прямо не подкопаться к качеству и реалистичности.

Удовлетворённо хмыкнув, подумал: «Неплохо, неплохо… Кстати, хороший такой ночник бы вышел. Такой приятный и ненавязчивый свет. Вот уж точно был бы божественный ночник. Вселенная как светильник. Эх, ладно, признаю, это уже перебор. Вернёмся к реальности», — и улыбнулся.

Вслух же спросил:

— Суви, как туда попасть? — и зачем-то пояснил: — В смысле не в голограмму, а внутрь. Внутрь Юниверсума.

На мой вопрос Суви хихикнула:

— Я поняла, что не в проекцию. Хотя… — она заговорщицки усмехнулась, — это тоже можно устроить.

— Так всё-таки? — я пропустил её шутку мимо ушей и ждал ответа.

— Ну… — она сделала вид, что на несколько секунд задумалась. — Исходя из той информации, что мне сейчас доступна, я вижу только один вход внутрь во Вселенную Юниверсум. И вы тоже должны его знать.

— Должен знать? — нахмурился я.

— Версум, — оживилась решившая мне помочь Юни, — возможно, Суви говорит о церемонии открытия Юниверсума.

Ах, да-да, точно. Я ж тогда как раз открытием этой самой «двери» и занимался. В итоге в бездонной черноте непонятного космоса в чём-то, напоминающем то ли чёрную дыру, то ли фризовую звезду, после моего воздействия открылась дверь или — это название мне ближе — огромный портал. Куда затем нырнуло бессчётное количество светящихся «чего-то или кто-то», невесть откуда взявшихся и слетевшихся на безумных скоростях… Да, точно, это было как раз до той странной и пугающей встречи с моим двойником. Не то чтобы я забыл обо всём этом, но, мне думалось всё же, что у Творца есть и свой вход в свой мир. Так сказать, не через центральные общественные ворота. Может, хоть маленькая задняя дверца, чтобы проскользнуть инкогнито…

Тут я понял, что уже некоторое время молчу, заставляя всех ждать. Спохватился и не нашёл ничего лучше, проще и быстрее, чем согласиться с девочкой, сказав:

— Да, Юни, я тоже как раз об этой Двери и подумал только что… — начал говорить я, и тут мне захотелось спросить Суви ещё кое о чём. К вопросу я решил подобраться издалека, оставив подвох на потом: — Суви, ты уверена, что попасть в Юниверсум можно только через тот Вход, про который мы с Юни сейчас и подумали? Который я сам открыл не так давно?

— Да, я чётко получаю ответ из энергоинформационного поля Юниверсума о том, что вход внутрь него только один, — как ни в чём не бывало ответила крылатая, но тихо и задумчиво добавила: — Правда, странно другое… Выхода я не вижу.

— Чего? Выхода? Если есть вход, то должен быть и выход. Разве это не одно и то же? — не понял я, но свой вопрос всё-таки задал: — Да и если ты говоришь, что вход один, то как Юни, по её словам, смогла очутиться там и почти погладить звезду? Она же не проходила ни через какую дверь?

Я бросил мимолётную добрую улыбку девочке, вспоминая, как позабавило меня тогда, что не дали, мол, ей погладить звезду, и на всякий случай уточнил:

— Ведь так, Юни?

— Всё так, — довольно подтвердила девочка. — Я просто полетела туда, — она указала на одну из галактик впереди, виднеющихся за прозрачными стенами Наблюдательного Зала, — и там было очень красиво! Столько прекрасных и красивых звёзд! — её глаза снова воодушевлённо вспыхнули от воспоминаний. — Но да, я не смогла ни к одной из них прикоснуться… — воодушевление спало, и она еле заметно вздохнула. — Юниверсум никак не давал мне принять материальный облик, чтобы до чего-нибудь прикоснуться или потрогать. Что бы я ни делала и как бы ни старалась, как только вылетаю из Зала туда, — она снова махнула в сторону далёкой галактики, — то мой облик сразу переходит в энергетический.

— А-а-а, я поняла, в чём дело. Итак, по вашим вопросам. Версум, — Суви улыбнулась и посмотрела мне прямо в глаза, — я не ошиблась. Дверь внутрь Юниверсума одна. И да, я не вижу такого выхода, как дверь или путь на выход. Как это возможно? Не могу сказать, надо больше данных, — она пожала плечами, показывая, что действительно не понимает, как может быть вход и не может быть выхода. — И, увы, путешествие Юни к той галактике, — Суви кивнула в ту сторону космического пейзажа с галактиками, куда недавно указывала Юни, — как раз подтверждает сказанное мной.

Я промолчал, ожидая, чем всё это объяснение закончится. Юни недоверчиво смотрела на крылатую. Та, поймав её взгляд, попыталась объяснить, что имела в виду:

— Юни, дело в том, что ты, э-э-э… — замялась крылатая, — была не совсем внутри Юниверсума. Ты была лишь во внешнем отражении Вселенной в той её мерности, на которую настроен сейчас Наблюдательный Зал Арканума.

— Суви, я не понимаю, — печально отозвалась девочка.

А я подумал, что полностью с ней согласен. Что значит «во внешнем отражении»?

Суви вздохнула и попробовала еще раз объяснить:

— Из имеющейся у меня информации, чтобы прикоснуться к материи Вселенной, нужно войти внутрь её через ту Дверь, что открыл Версум, то есть погрузиться во Вселенную только через ту точку пространства, что находится Извне её. А если просто вылететь из Наблюдательного Зала, как это сделала ты, то ты попадёшь в вариант Наблюдателя и никак не сможешь прикоснуться к материи Вселенной и, возможно, никак не сможешь на нее повлиять. Во всяком случае, по тем данным энергоинформационного поля Юниверсума, что мне сейчас доступны, выходит именно так…

Она слегка запнулась, что-то додумывая или черпая какую-то информацию из пресловутого информационного поля, и чуть погодя договорила:

— Это состояние я бы отнесла к фазе междумирья, что значит, ты не была в Юниверсуме, но уже и не в Аркануме. Эх, это сложно вот так объяснить, — закончила Суви потерянно.

— Мне кажется, я поняла, о чём ты, Суви, — подбодрила её девочка.

А я промолчал, так как, хотя что-то и понял, но до конца всё равно не мог осознать, как это не быть в Юниверсуме, но в то же время и не в Аркануме. Выходило, что эта фаза, про которую говорит Суви, чем-то напоминает режим Наблюдателя в играх из моего прошлого мира, когда ты можешь летать по карте, проходя сквозь стены и предметы, видеть, что там происходит, но никак не можешь ни на что повлиять. Аналогия у меня всплыла именно такая.

— Версум, а вы? — Суви не дождалась моей реакции и решила меня поторопить. — Понимаете, о чём я?

— В некотором смысле… думаю… да… — медленно ответил я, делая паузы через каждое слово. — Короче… в этой твоей… фазе междумирья… можно смотреть, но ничего не трогать, верно? — закончил я почти скороговоркой.

— Да, получается как-то так, — теперь неуверенность проскользнула уже у Суви.

— Хорошо. Но если я хочу не просто быть сторонним Наблюдателем, но и прогуляться там, подышать его воздухом, ну, где он есть, конечно, и пообщаться с его обитателями, то мне нужно пройти через тот светящийся портал, что я недавно открыл, верно?

Как же мне сейчас хотелось, чтобы кто-нибудь наконец-то разложил всё это по полочкам, надоело задавать наводящие вопросы!

— Вам нужно пройти через него, как это делают ваши гости, да, — снова согласилась со мной крылатая.

Несколько секунд я думал, затем подошёл к своему креслу, но не стал присаживаться в него, а, едва сдерживаясь, чтобы не рвануть искать Вход в одиночку, заявил крылатой:

— О`кей, ну, тогда пошли или полетели к этому моему порталу в Юниверсум. Как там это делается? Чего ждать-то?

— Как пожела… — начала было говорить Суви.

Но её прервал другой знакомый мне мужской голос, разнёсшийся на весь Зал, — голос Архитектора:

— Вы слишком спешите, Мистер Версум...


Читать следующую главу

Выйти в оглавление

© 2018 Онлайн-книга «С уважением, Бог». 

  • Онлайн-книга "С уважением, Бог"
  • Black Facebook Icon